Uncategorized

Мистер Лорди: наши костюмы – 18 лет непрерывной эволюции!

Пожалуй, нет в мире столь узнаваемой группы, как Lordi. Их запоминающиеся образы, вкупе с характерным хриплым голосом и песнями-страшилками уже многие годы являются визитной карточкой коллектива, а шоу неизменно поражают своим размахом и детальной проработкой. За несколько дней до выхода их нового альбома «Killection» «Рок Маяк» сумел связаться с Мистером Лорди и поговорить с ним о свежей пластинке, о том, сколько весят костюмы музыкантов, когда группа выпустит демо-кассеты и как Мистер Лорди чуть не проворонил своего нового басиста.

Привет, Мистер Лорди! Первый и главный вопрос: расскажи про новый альбом, говорят он какой-то уж очень необычный.

Да! Концепция альбома весьма уникальна. Мы не смогли найти ни одной группы в истории, которая бы сделала что-то подобное до нас. Может быть, мы не очень хорошо искали, но, похоже, что таких прецедентов нет. Итак, это фейковый сборник наших лучших песен, которые мы записали бы в 70-е, 80-е и 90-е, то есть, песни, которые мы могли бы сочинить, если бы играли в те времена. Сам я родился в 1974, а первая песня на альбоме датируется 75 годом, потом 77, 79, 81, 82 и так далее. И, что ещё интереснее, мы записывали эти песни в огромном количестве студий, чтобы они отличались не только в задумке, но и на выходе, чтобы у нас был кардинально разный звук.

Ого! А кто же продюсер этого альбома? Думаю, что это очень непростая задача: собрать воедино песни с разным звучанием.

Продюсер альбома – я сам. Конечно, у нас было огромное количество звукоинженеров, людей, которые нас записывали, сводили, микшировали (да-да, для каждой песни микширование тоже было произведено разными людьми). Самое смешное, что как раз я являюсь продюсером почти всех альбомов Lordi, даже если на обложке на этом месте указан кто-то другой. У нас есть два альбома, которые мы сделали вместе с Майклом Вагенером в Штатах, и в этом случае я могу сказать, что Майкл занимался как раз тем, чем и должен заниматься: он ПРОДЮСИРОВАЛ альбом. Остальные же занимались записью и сведением, так что, получается, что на большинстве альбомов именно я был продюсером в основном значении этого слова. На мой взгляд, продюсер – это ещё один участник команды, он работает с группой не только над звуком, но и над аранжировками, например. Так что, технически, я спродюссировал ВСЕ АЛЬБОМЫ группы, но я впервые указан на этом альбоме как продюсер.

Запись альбома была небольшим, но увлекательным путешествием, и это не было каким-то негативным опытом, потому что мне в этот раз не пришлось заниматься планированием времени на его запись. Мы наняли нашего старого друга, который помогал нам с альбомом Arockalypse (с тем самым, где Hard Rock Hallelujah, – прим. автора), и он составил все графики за нас. Для него это был настоящий кошмар, а вот для нас всё было гладко и легко. Ну ладно, может, не очень-то и легко: мы записывались в нескольких студиях одновременно, но, в то же время, играли на летних фестивалях ещё с нашим старым басистом, затем мы возвращались в Финляндию, в другую студию, писали там некоторую часть материала и снова возвращались к живым выступлениям на фестивалях, а потом мы вернулись – и поехали записываться в ещё одну студию! И в это же самое время, мы работали над новыми костюмами и масками.

А какая ваша самая любимая эра на альбоме?

Большинство треков на альбоме из 1980-х, потому что в восьмидесятые было так много разных жанров, которые я хотел охватить. Для меня самого именно это десятилетие наиболее любимо. Но, конкретно на этом альбоме, это семидесятые. Сочинение этих песен, репетиции, запись – всё это было настолько весело, что для меня именно эти треки и есть самые любимые.

Кстати, ты упомянул, что у Лорди новый басист. Расскажи о нём и его персонаже что-нибудь интересное.

Конечно! Его зовут Hiisi и это речной демон (в русском эквиваленте ближе всего будет Водяной, прим. автора). Наш предыдущий басист сказал, что хочет уйти, ещё в январе прошлого года. Я позвонил Хииси и тот согласился. Но тут приключилась смешная история, потому что я дурак (так и сказал, прим. автора). Я забыл перезвонить ему и сказать, что мы берём именно его, представляешь? То есть, он пришёл к нам на репетицию, мы сыграли пять или шесть песен и поняли – это тот самый парень, который нам нужен. Но… я забыл позвонить ему и сказать об этом! Месяца через полтора он позвонил мне и говорит: «Я всё ещё жду, как там расклад? Я в группе или нет?». А я ему: «Fuck yeah! Конечно, ты в группе! Разве могут быть сомнения?», а он в ответ: «Ну, ты не позвонил, чтобы сказать мне об этом!». Он хороший парень, дерьмовых мы в группу не берём! Его кандидатура пришла мне на ум сразу же, так что мне даже не пришлось искать. Его манера игры кардинально отличается от манеры всех наших басистов, например, от Окса (предыдущего персонажа, который отыграл с группой 14 лет, прим. автора). Когда Окс играл, это было похоже на звук ревущего мотоцикла: бам-бам-бам-бам. А у Хииси более утончённая манера игры, более лёгкая. Конечно, он тоже может быть очень жёстким басистом! Но, всё же, он обладает более джазовой манерой, его интерпретации более сложные.

Ты также упомянул новые костюмы. А они сильно отличаются от тех, что были раньше?

Да! Каждый раз, когда мы делаем новые костюмы, они все абсолютно новые. Но это очень коварная фраза, потому что сами костюмы и образы – это торговые марки, они должны быть узнаваемыми, то есть, ты всё равно не можешь изменить слишком уж многое. Нужно делать такие костюмы, чтобы любой мог сказать: «О, да это же Lordi»! Но, в то же время, если ты посмотришь на промофото к каждому альбому и сравнишь их, то заметишь, что та часть изменилась, и эта, и та… Поэтому, это всё равно новые образы: новые костюмы, новые маски, новые ботинки – все мы с ног до головы одеты по-новому! А причина проста: ты знаешь хоть одного человека, который носил бы одну и ту же майку или штаны два года подряд каждый день? Ну, если не брать бездомных. Так и эти костюмы: они пачкаются, они воняют по́том, да и вообще воняют. Их невозможно стирать, так что они вбирают в себя столько дерьма, что носить их становится невозможно. Ну и, к слову, старые костюмы наскучивают нам очень быстро. Потому мы хотим пробовать что-то другое. Не обязательно что-то совсем новое, но другое. К примеру, моя версия Мистера Лорди, если не ошибаюсь, двенадцатая. Или одиннадцатая. Да и потом, даже пока у тебя один костюм, ты постепенно меняешь в нём какие-то части. Так что, если мы сравним мой сегодняшний образ с тем, который появился на альбоме «Get Heavy» 18 долбанных лет назад, то тот самый первый костюм весил на 10 килограммов больше, чем нынешний! Это очень сложно заметить невооружённым глазом, но только ботинки сейчас весят вполовину меньше, чем тогда! Так что, можно сказать, что наши костюмы – это своего рода непрекращающаяся эволюция, которая позволяет нам лучше чувствовать себя в своих образах.

Кстати, знаю, что у тебя есть все костюмы группы Лорди. Где ты их хранишь?

Я арендовал огромный контейнер, куда поставил манекенов, одетых в наши костюмы, поскольку мы часто делаем выставки. К примеру, всё прошлое лето Lordi-Expo была в моём родном городе Рованиеми. Кстати, она проходила в сквере, названном в нашу честь (Lordin Aukio или площадь Лорди – это центральная площадь города, переименованная после победы Lordi на Евровидении 2006. – прим. автора)! Мы проводим её по всей стране, как только кто-то попросит, мы также выставляем на продажу какие-то части старых костюмов, а если места хватает, то я добавляю всё, что так или иначе связано с группой, например, макеты обложек, которые я рисовал и всякий прочий скарб.

А эта выставка проходит только в Финляндии?

Не только. Иногда мы выезжаем с ней в Швецию, года четыре назад, если не ошибаюсь, наши костюмы были выставлены в музее ABBA. Конечно, нам предлагают привезти выставку и в другие страны, но всё упирается в логистику и время. Организация и перевозка занимают слишком много времени, а ещё это всё очень дорого. К тому же, нужно позаботиться и о страховании груза не только во время выставок, но и во время переездов из одного города в другой. Это целая гора всякого добра, его непросто надеть, непросто снять и непросто хранить. Так что, в прошлом году выставка была в Рованиеми, а куда она поедет в следующий раз, я пока не знаю.

Я знаю, что твой нынешний костюм весит 23 килограмма, расскажи, тяжело ли носить его постоянно?

Ну, сейчас уже нет, ха-ха-ха. Хотя, давай, я расскажу, как это обычно происходит: когда мы в турне и находимся на саундчеке, мы играем без костюмов. И я чувствую себя абсолютно голым. И это притом, что на площадке нет людей. Так что, мой ответ – нет! Потому что костюм принадлежит моему персонажу. И мне. Так что, 23 килограмма – это не тяжело, это часть сделки.

А вот скажи, можешь ли представить Лорди на сцене без масок и костюмов, но, чтобы при этом все посетители концерта были в образах монстров?

Ответ на первую часть вопроса точно нет. Мы совершенно точно никогда – я могу дать тебе слово – не станем делать шоу без масок! Я сочиняю песни без маски, мы записываемся и репетируем без костюмов, но, когда дело доходит до публичного выступления – только в образах. Потому что [без масок и костюмов] это будет уже не Лорди. Конечно, мы будем звучать точно также, как Лорди, но мы не будем выглядеть, как они. Знаешь, когда у нас запланирован перелёт, мы прилетаем и у нас теряется хотя бы один чемодан с багажом, мы отменяем выступление, потому что один из участников останется без своего образа. Как он выйдет на сцену без него, когда все остальные наденут свои костюмы?

А на вторую часть вопроса я скажу конечно! Я знаю многих наших поклонников, которые приходят на наши концерты в образах монстров.

Я знаю, что ты увлекаешься фильмами ужасов, а можешь назвать три лучших ужастика за прошлый год?

Ох, а что же я смотрел такого в прошлом году? Всё дело в том, что я не смотрю фильмы в порядке их выхода, так что, я даже не могу сказать, были ли те фильмы, которые я смотрел в 2019 именно прошлогодними. Таааак… Дай подумать… Что же я такого интересного посмотрел, а последние несколько лет… Хм… Знаешь, дело в том, что практически все фильмы, которые я смотрел в последнее время, вызывали у меня разочарование. Ну вот из неплохого, я бы хотел отметить Annabelle (2014 год, в русском варианте в прокат вышел как «Проклятие Аннабель», – прим. автора) и The Nun (2018 год, в российском прокате шёл как «Проклятие монахини», – прим. автора). Вот, в общем-то, и всё, что приходит на ум, когда мы говорим о фильмах ужасов за последние несколько лет. Да и то, что Annabelle, что The Nun можно охарактеризовать как нормальные (в оригинале Мистер Лорди употребляет фразу they are OK, – прим. автора), а не как очень крутые.

Твой напарник по Лорди Amen не так давно выпустил сингл, как ты к этому относишься?

Ну, я скажу так: а почему бы и нет? Некоторые журналисты спрашивали меня не так давно. Почему Амену можно делать сольник, а нашему экс-экс-экс-барабанщику Ките – нет? И я отвечу: тут огромная разница: Амен делает сольник, как Амен, персонаж группы Лорди, а Кита – как обычный человек, без маски и костюма (напомню, именно его сольные выступления с группой Stala & SO послужили поводом к выдворению из группы в 2010 году, – прим. автора). Так что Амен может делать всё, что захочет, покуда он остаётся Аменом, но как только он снимет костюм, это будет уже совсем другой разговор. Примерно по той же причине Окс покинул группу: он хотел сделать что-то ещё, он хотел больше свободы, хотел играть с другими людьми. Но он хотел сделать это не как персонаж Мистера Окса.

А кто-то из группы помогал ему записывать сингл?

Нет, Амен сделал это со своими старыми друзьями и коллегами по старой банде (видимо, Мистер Лорди имеет в виду группу The Junction, – прим. автора). Но он сделал это как Амен, так что, никаких претензий к нему нет.

Что ж, перейдём к твоим совместным записям. Ты тут недавно поучаствовал в записи группы Black Sun

Хм, что-то не припомню. Это те ребята из Южной Америки, да?  Ну, которые пригласили к себе на трек дюжину финских музыкантов? Прости, я даже не запомнил их название… (совместными усилиями мы пытались вспомнить, что это за группа около двух минут, в итоге, выяснилось, что это группа из Эквадора, прим. автора). Ну, в этом нет ничего удивительного, я всего лишь спел там несколько строчек, как и остальные приглашённые музыканты. Тут заслуга продюсера группы, он попросил своих друзей помочь записать этот трек. Но это всё, что я знаю об этой песне и об этой группе, к моему большому сожалению…

И снова про интересные коллаборации: Яркко Ахола из Teräsbetoni был у Лорди на подпевках на альбоме Monstereophonic. Расскажи, как удалось затащить на бэки такую звезду?

Знаешь, нам на альбом нужен был человек, который может брать очень высокие ноты. И мы подумали о Яркко и пригласили его. Я, кстати, даже не вспомнил про это, пока ты не сказал. Вообще, когда речь заходит о каком-то гостевом участии, всё просто, здесь нет ничего гламурного, мы просто звоним и спрашиваем: «эй, нам нужен чувак с высоким вокалом, ты поможешь?». К примеру, на альбоме «To Beast Or Not To Beast», у нас приглашённой звездой был Марк Слотер (из известной американской хард-рок группы Slaughter, – прим. автора), а на новом альбоме нам нужен был человек, который сыграл бы на саксофоне, поэтому мы позвонили Майклу Монро (известный финский музыкант, один из основателей группы Hanoi Rocks, а после её распада успешный сольный музыкант, – прим. автора). Так что, это не что-то запланированное заранее, это из разряда «О, нам нужен тот-то и тот-то? Давай-ка посмотрим, кому я могу позвонить».

Кстати, напоследок хочу задать такой вопрос: твоя первая демо-кассета была выпущена в 1993, но она так до сих пор и не издана. Как думаешь, может быть, она заслуживает того, чтобы твои поклонники её таки услышали?

Да! Но нужно найти какую-то правильную форму подачи для этого демо. Потому что оно очень короткое – всего 4 песни – я имею в виду самое первое демо. А ещё качество звука просто ужасное. Я серьёзно, качество записи сущее дерьмо. Поэтому если мы захотим выпустить его просто так, без ремастеринга, без обработки, люди послушают и скажут: «какого хрена»?! Всё дело в том, что всё то писалось на очень дешёвый четырёхдорожечный магнитофон, так что звука «шшшшш» на записи больше, чем самой музыки. Может быть, когда мы захотим выпустить бокс-сет со всеми своими альбомами, мы перемастерим эту кассету и она станет его частью. Вообще, кассетных демо было три или четыре, а потом, в 1995-м, вышла песня Inferno, и она уже записана в настоящей студии. Многие люди до сих пор думают, что эта песня с того самого первого демо. Но это не так, эта песня стоит особняком и она, по сути, единственная хорошая демо-запись того периода. Всё остальное плохого качества. Но, так или иначе, мы когда-нибудь выпустим и их!

Журналист: Гридин Андрей

Благодарим Ирину Иванову и AFM Records за помощь в организации интервью.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *