Репортажи

FEVER 333 в ГлавClub Green Concert 27 Ноября 2019

Удивительное дело – ещё два года назад буквоцифросочетание Fever 333 ровным счётом ничего не сказало бы никому из московских концертных завсегдатаев. Но сейчас, после феерических выступлений на летних фестивалях народная любовь к этому трио воспылала вовсю: 23 ноября музыканты устроили разнос останкинской студии «Вечернего Урганта», а вечером 27 ноября несколько тысяч фанатов выстроились в гигантскую очередь у входа в «Главклуб» в ожидании чего-то невероятного. И, забегая вперёд, этого «чего-то» им достанется с избытком.

Когда в темноте зала вместо привычного интро раздаётся спокойный дикторский голос, это немного пугает. Ещё свежи воспоминания о серии концертов, сорванных в последний момент по причинам политического или религиозного характера – кто знает, вдруг боссы «Первого Канала» углубились в переводы текстов Fever 333 и решили сообщить «куда следует»? Но нет, звучат куда более приятные новости: «Мы приносим свои изменения за задержку в 15 минут. Сегодня полный зал, и мы хотим, чтобы все успели зайти». Что ж, ради такого можно и ещё немного подождать.

И вот оно – из колонок льётся низкий грозный гул, на белом полотнище перед сценой появляются тени чьих-то рук с тремя оттопыренными пальцами. Где-то с краю сцены виднеется человеческий силуэт (неужели Джейсон начал паркурить в Главклубе ещё до начала концерта?). Занавес падает вниз, сцену озаряет густой синий свет, пронизываемый белыми лучами, и посреди этих лучей появляются ОНИ – музыканты Fever 333 принимаются чеканить шаги (а вернее, прыжки!) вдоль сцены, исполняя первые строчки «Made In America».

Слова «Where we land is where we fall» задают тон всему шоу. Практически каждую секунду в помещении ГлавКлуба что-нибудь взлетает и падает. Гитара, микрофон, тела музыкантов (в том числе и барабанщика Эрика), слэмящиеся зрители. Вот на сцене приземляется чей-то кроссовок, но лишь для того, чтобы секундой спустя Батлер швырнул его прямо в зеркальный шар у потолка. Яростные крики Джейсона о распоясавшихся властях и силовиках становятся лозунгом, под которым готовы подписаться как американские музыканты, так и их российские поклонники.

Этим вечером фронтмен вообще необычайно многословен. Чуть ли не перед каждой песней он декларирует впечатляющую речь – о силе простого народа (в данном случае – фанатов Fever 333) и о тех, кто хочет у народа эту самую силу отобрать, о специфических особенностях президента США, о восприятии своего отцовства и о чувстве ответственности за мир, где предстоит жить его детям. Наконец, о необходимости делать всё возможное, чтобы завтрашний день, следующая неделя, следующий год были лучше дня сегодняшнего. Заметно, что Джейсон верит в каждое произносимое им слово – в конце концов, иначе Fever 333 просто не существовало бы.

Всем посетителям третьего дня Park Live 2019 наверняка запомнились вертикальные путешествия калифорнийцев по Парку Горького – пение Батлера с ветвей дерева и покорение Харрисоном многометровой фестивальной сцены ещё долго не выветрятся из их памяти. Казалось бы, куда Главклубу тягаться с такими масштабами? Но и здесь музыканты нашли для себя немало высот, которые можно и нужно было покорить. Джейсон за считанные секунды взбирается на VIP-балкон, где принимается орать слова песни «We’re Coming In», балансируя на перилах и рискуя в любой момент рухнуть с многометровой высоты. За несколько песен до того он использует возможность в лице выбежавшего на сцену фаната и с готовностью прыгает в его объятия, не отрываясь от пения. Эрик Импрота то и дело вскакивает на собственные барабаны (благо, в песнях Fever 333 есть немало драм-машинных фрагментов) и раскручивает оттуда колесо зрительского сёркл-пита. А ближе к концу шоу он и вовсе совершает сальто со стоящей у края сцены колонки. Разве что Стефану сегодня не удалось выбраться на крышу Главклуба, но наблюдая за летающей вокруг него гитарой, ты автоматически прощаешь ему это «упущение».

Посреди этого океана грохочущего безумия находится место лишь двум островкам относительного спокойствия. Первым из них становится «Inglewood» – проникновенный и мелодичный полуэлектронный трек о суровых нравах родного города музыкантов. Второй подобный момент наступает парой десятков минут позднее – сразу после взрывной «Trigger» Джейсон спускается со сцены и, неспешно, словно ледокол, идёт сквозь повизгивающие фанатские толпы к пульту звукорежиссёра. Найдя себе там очередную импровизированную «трибуну», вокалист произносит очередную речь: «Когда мы только начинали играть музыку, все вокруг говорили нам: остановитесь! Найдите настоящую работу! Направьте свою энергию в другое русло – вы всё равно ничего не добьётесь в музыке. И сейчас мы, вашу мать, в Москве перед тысячами людей! И всё благодаря музыке. Спасибо вам! Дома у нас остались семьи и друзья, мы очень нуждаемся в них всякий раз, когда отправляемся в тур. И когда мы приезжаем в такое место, которое находится очень далеко от нашего дома, у нас появляется чувство, что наша семья – здесь. Это так важно, и я хочу сказать спасибо, что позволили нам стать частью вашей семьи на этот вечер. Мы очень ценим это. Следующая песня – медленная. Если вы знаете её – подпевайте. Если нет – просто сделайте вид». Этой медленной песней становится изменённая до неузнаваемости «Am I Here», которую Батлер поёт в одиночестве, аккомпанируя себе на маленьком синтезаторе. Две минуты спустя он замолкает, отрывает руки от клавиш и прижимает к своему лицу синее полотенце. Просто чтобы вытереть проступившие на глазах слёзы. На обратном пути Джейсон не сдерживает нахлынувшие на него чувства и крепко обнимает подвернувшегося под руку охранника.

«Это сущее безумие. Не могли бы вы включить свет, чтобы я мог увидеть всех?», – обращается вокалист к световикам Главклуба с балконной верхотуры, – «Дааа, вот так! Когда ты занимаешься музыкой, тебе всегда говорят, как себя нужно вести – каким должен быть ты, какой должна быть твоя группа, какими должны быть твои концерты. Спасибо вам, мои российские единомышленники, за то, что вы доказали – возможно достигнуть всего, не слушая всю эту чушь, что тебе твердят». Джейсон искренне поражается размерам Главклуба, забитого под завязку – это одна из крупнейших площадок, где Fever 333 доводилось играть сольные концерты. Он совершает небольшое дефиле по краю балкона и под бешеные крики фанатов спускается обратно на сцену.

Финал концерта участники группы добивают в полуобнажённом состоянии – выше пояса на них остаются лишь многочисленные татуировки. Перед исполнением последней песни Батлер просит зрителей ненадолго замолчать и призывает Эрика выйти из-за своих барабанов: «Там, откуда мы приехали, в Америке, мы со Стивеном очень отличаемся от большинства рокеров, хардкорщиков, панков и металлистов. Эрик выглядит более… типично для рок-музыки. И мы, цветные ребята, хотим сказать спасибо таким людям, как Эрик, таким людям, как вы в России, за добрый приём в рок-музыке, за то, что нам, цветным, здесь приятно и уютно. Спасибо. Мы не испытываем ничего, кроме любви и уважения». Теперь трём музыкантам и трём с лишним тысячам фанатов остаётся лишь в последний раз пуститься в безумный водоворот песни «Hunting Season», в последний раз сорвать глотки, вопя «No, You Can’t Keep Us» и совершить последний сумасшедший трюк. Под нервное барабанное соло Батлер раздевается до трусов, напяливает на себя прилетевшую из зала кошачью кигуруми и с диким криком ныряет в счастливое зрительское море, пропитанное этой горячей ноябрьской лихорадкой за номером 333.

Фоторепортаж:

Фотограф: Григорьева Анна

Журналист: Иван Балашов

Благодарим пресс-службу Pop Farm за предоставление аккредитации.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *