Uncategorized

Петер Тагтгрен: «Я испытываю гордость за все альбомы, над которыми работал»!

Совсем скоро группа Hypocrisy приедет в Россию и в этом году в графике не только Москва и СПб, но и Екатеринбург, и Новосибирск. Поговорили с лидером группы Петером Тагтгреном о новом альбоме, пессимизме, кассетах и о том, что будет, если группа ABBA пригласит его сделать им новый альбом.

— Давайте начнём с российского тура. У вас заявлено 4 города в России в этот раз. Расскажите, чего вы ожидаете от российской публики?

В России, как всегда, нас ждёт отличная публика! Она очень громкая и всегда очень тепло нас принимает.

— Обычно группы ездят в тур, чтобы обкатать новый альбом. А как с этим дела обстоят у Hypocrisy? Мы уже очень давно не слышали ничего нового от этого проекта.

Да, так и есть, но, когда мы задумывали этот тур, у нас не было нового материала, поэтому мы решили, что сделаем тур, который будет состоять из лучших наших вещей. Кроме того, мы хотим убедиться, что люди не забыли о нас: представляете, в последний раз мы были в России 9 лет назад. Так что мы посмотрим, как пройдут эти гастроли, чтобы в следующий раз вернуться с большим туром в поддержку нового альбома: 10-12 концертов – кто знает, сколько именно? До этого мы были только в Санкт-Петербурге и Москве, так что сейчас мы проведём разведку в двух других городах [имеются в виду Екатеринбург и Новосибирск, — прим. автора], стоит ли возвращаться туда с новым альбомом или нет.

— А давайте поговорим о новом альбоме? Когда же нам стоит его ожидать?

Ох, это точно будет в начале следующего года. Мы сначала выпустим лид-сингл с пластинки, снимем видеоклип на эту тему – это будет в ноябре – а потом, я надеюсь, в конце января у нас выйдет альбом и посмотрим, куда он нас приведёт! Конечно, мы постараемся заехать с гастролями в как можно большее количество городов. Посмотрим, насколько насыщенным в итоге выдастся график.

— Да, вот как раз хотел спросить о графике: несколько месяцев в туре с Hypocrisy, альбом с Тиллем Линдеманном и даже один концерт с Pain [в этом году у Pain перерыв в связи с занятостью Петера в Hypocrisy – прим. автора]. А откуда мотивация работать столь усердно и с такими разными группами?

Честно признаться, даже не знаю. Это какой-то хаос! Обычно я предпочитаю работать только с одной группой какой-то промежуток времени, но в этот раз у меня просто не было выбора. Конечно, выбор есть всегда, но не в этот раз. Знаешь, хоть это и не выглядит настолько уж кошмарно, на самом-то деле, это очень сильно изматывает. Три разные группы, три разных набора оборудования, три разных техника – всё это очень сложно!

— А расскажите немного о новом альбоме группы Lindemann. Может быть, вы раскроете нам название и дату выхода?

Я не знаю пока, как он будет называться, но он выйдет в ноябре этого года. Конечно, будут новые видео, но на данном этапе, окончательных решений ещё не принято. Нам нужно собраться и завершить все необходимые дела с альбомом и уже только тогда определиться с названием.

— Когда я думаю о людях на метал-арене, которые работают так же усердно, как и вы, то мне на ум приходят всего три человека: Дэн Сванё, Микаэл Окерфельдт и Девин Таунсенд. Вы с ними знакомы?

Да, конечно!

— Я знаю, что вы работали с Дэном, а стоит ли ждать чего-то совместного, скажем, с Девином?

О, я не знаю, но точно знаю, что никогда не стоит говорить никогда, потому что этот мир безумен, быстр и ты никогда не знаешь, что произойдёт с тобой завтра.

— В одном своём интервью вы упомянули, что практически никогда не использовали в записях своих групп акустическую гитару. Вам она кажется скучной и старомодной?

Нет, я даже начал записывать её на своих альбомах в последнее время. У Pain есть несколько песен, в которой она задействована, у Lindemann тоже. И да, небольшое акустическое интро есть даже у Hypocrisy!

— Любопытно, кого слушает Петер Тагтгрен прямо сейчас?

Когда я занимался последним альбомом Pain, на меня большое влияние оказывали ранние альбомы Дэвида Боуи. Но мир так быстро вращается, что никогда нельзя угадать, что ты будешь слушать в следующий момент.

— Да, точно, я знаю, что вы слушаете Shanya Twain и даже Bjork!

Я вообще очень много всего слушаю. Например, очень люблю The Beatles! Только когда слушаешь много разной музыки, у тебя может родиться совершенно новый жанр, совершенно новый посыл. И это прекрасно!

— Кстати, а вы предпочитаете винил или кассеты?

О, я коллекционирую винил! Несколько метров (!) на моих полках – пластинки группы KISS. Так что, для меня винил имеет огромное значение. Когда я был молод, у меня было огромное количество кассет. Знаешь, это было очень крутое время. Ты создавал себе фонотеку сам: мог записать на одну сторону одну группу, а на другую – какую-нибудь ещё. И мы делились кассетами друг с другом, и когда находили какую-то интересную песню, составляли свои собственные сборники с разными исполнителями. Могу сказать, что это действительно повлияло на всё моё детство!

— Вы также хорошо известны, как продюсер различных групп. А у вас не возникает чувства ревности, если альбом, который вы продюсировали становится хитом?

Нет, конечно! Наоборот, я горжусь таким успехом пластинок! Я же нахожусь в студии, чтобы помогать группам, а не для того, чтобы они больше ничего не записывали! Моя работа в том и заключается, чтобы делать альбомы настолько хорошими, насколько это вообще возможно

-А можете назвать три лучших альбома, которые вы продюсировали?

Нет, это всё равно что спросить: «какого из своих детей ты любишь больше всего»?

— А если бы Rammstein пригласили вас стать продюсером на новом альбоме, согласились бы?

Хм… Я вообще сомневаюсь, что, если им нужен будет продюсер, они попросят меня. Это огромная работа. Я думаю, что у них всё под контролем и им не очень будет нужно моё продюсирование.

— А давайте представим, что к вам пришла группа ABBA и захотела, чтобы вы стали продюсером их нового альбома. Получите ли вы удовольствие от такой записи и какой она будет?

Конечно же да! ABBA – это одна из самых значимых групп на земле! Сейчас, конечно, времена уже не те… Но это будет для меня огромной честью – делать для таких музыкантов пластинку! А как она будет звучать… Наверное, как Slayer и их Reign In Blood.

— В одном из интервью вы сказали, что вы пессимист по жизни. Помогает ли это в создании новой музыки?

Знаешь, когда предполагаешь, что всё будет плохо, а всё идёт лучше, чем предполагал, это делает тебя счастливее.

— Ваш сын играет с вами в Pain и Lindemann. А согласитеcь спродюсировать альбом его собственной команды?

Нет! В моём сыне уже живёт маленький продюсер, так что он больше не нуждается в моей помощи. Кстати, он прямо сейчас готовит свой первый сольный альбом, так что скоро вы сможете насладиться и его пластинкой!

Общался: Кондор Андрей

Фото: Nigel Conniford

Благодарим Кузовлева Алексея и JC-Sound за организацию интервью.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *